Русский / English
МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Российский институт истории искусств
Федеральное государственное бюджетное научно-исследовательское учреждение
Официальный сайт
Главная > Новости > Научная конференция «XVIII век. От барокко к классицизму. Тонкие вопросы переходного периода»

Научная конференция «XVIII век. От барокко к классицизму. Тонкие вопросы переходного периода»

В среду, 16 июня, сектор изобразительных искусств и архитектуры РИИИ провел научную конференцию «XVIII век. От барокко к классицизму. Тонкие вопросы переходного периода».

Конференция задумана как попытка ревизии искусствоведческих подходов к анализу искусства XVIII века с точки зрения истории стиля. В настоящее время, помимо продолжающихся архивно-исторических и знаточеских исследований (необходимых для уточнения атрибуционных вопросов), эта эпоха изучается в основном в плане истории культуры, истории общественной мысли и идеологии, то есть как эпоха Просвещения, как предреволюционная эпоха, эпоха предромантизма и сентиментализма. Вопросы истории стиля, формы давно отошли на второй план, считаются то ли давно решенными, то ли второстепенными, неактуальными. На нашей конференции была сделана попытка пересмотреть имеющиеся подходы к материалу XVIII века, особенно его второй половины. Прежде всего внимание выступающих было привлечено к таким явлениям, которые, как говорится, «не вписываются ни туда, ни сюда», являются «переходными», или «комплексными», или даже «эклектическими» (до появления эклектики XIX века). Это, например, творчество таких архитекторов, как В. Бренна в России или Ж.-Ж. Леке во Франции, Дж. Б. Пиранези в Италии; это живопись таких художников, как Б. Белотто (Каналетто) или И. Г. Фюггер в Австрии и многих других, в чьем творчестве барокко словно «еще не умерло», классицизм воцарился вполне, а моменты натурализма переосмысляются, но еще совсем не похожи ни на давидовский классицистический реализм (портреты), ни на будущий ранний или «поэтический реализм» эпохи бидермейера. Мы попытались обсуждать все это непредвзято, задаваясь существенными вопросами об адресе и цели искусствоведческих штудий искусства Старой Европы, кажется давно изученного, объясненного и по достоинству оцененного нашими предшественниками. Простое продолжение того, что делали они (описывали, датировали, комментировали сюжет и привязывали явления искусства к вехам всеобщей истории), обрекает наше сообщество на крайнюю замкнутость и отсутствие резонанса. Вопрос о том, как в отчасти изменившихся условиях нужно изучать, преподавать, выставлять, реставрировать и популяризировать старинное искусство, давно назрел и ждет обсуждения.

Конференция прошла для участников в режиме оффлайн, для слушателей — в режиме Zoom.

Конференцию можно слушать на канале Youtube: https://youtu.be/B7KAWX_G0HU

ПРОГРАММА

Иван Чечот.Вступительное слово

Александр Королев (РИИИ). — Шпалера-вердюра из Эрмитажа. Ранний случай переходного стиля

В каждой национальной новоевропейской культуре диалектика «барокко/классицизм — переходный стиль» имеет свою оригинальную историю. Французский сюжет вызывает особый интерес (по крайней мере в теоретическом плане), поскольку именно с ним связано само возникновение этой диалектики. На примере созданной в 1620–1640-е годы для кардинала Ришелье фламандской шпалеры-вердюры из собрания Эрмитажа автор попытается рассмотреть некоторые особенности особо раннего случая этого явления.

Иван Саблин (РИИИ). — Нойманн или Булле? Гидион или Кауфманн?

Швейцарец Зигфрид Гидион — по существу, родоначальник весьма примечательной традиции: начинать всякий рассказ о Современной архитектуре издалека, так что предыстория легко вытесняет собой собственно историю. В своем (признанным отчего-то классическим) труде «Пространство. Время. Архитектура», выводя модернизм из искусства кватроченто, он легко достигает — семимильными шагами — эпохи, которой посвящена настоящая конференция. И там оказывается перед вышеозначенной дилеммой: кто же ближе к Современности — мастер позднего барокко католик Б. Нойманн или же «революционный» архитектор-визионер масон Э.-Л. Булле? Принятое автором решение, кажется, противоречит здравому смыслу. И все же небезынтересно попытаться понять, что его к такому выбору подтолкнуло.

Алексей Бобриков (РИИИ). — Просвещение против неоклассицизма. Сюжет и стиль

Просвещение и неоклассицизм XVIII века кажутся предполагающими друг друга. Однако в середине XVIII века — когда Просвещение как идеология пользуется существующими на тот момент в искусстве языками барочной традиции, нейтрального академизма/большого стиля и даже рококо — ранний неоклассицизм с его чисто стилистической, формальной проблематикой чистоты и строгости может быть описан как нечто противостоящее традиции Просвещения.

Елизавета Сергеева. — Парк усадьбы Надеждино Александра Борисовича Куракина

Владелец и создатель парка в Надеждино Александр Борисович Куракин определил этот парк как «английский». Но по своей типологии парк совершенно оригинален, поскольку его топография напрямую отражает личные связи князя: дружеские, любовные, семейные. В аспекте стиля: достаточно ли нескольких парковых павильонов с колоннами, чтобы подтвердить связь этого парка с классицистической линией? Являются ли его извилистые дорожки признаком барокко? Нужны ли эти категории для понимания сада?

Татьяна Остапущенко (СПбГУ). — Природа и античность в творчестве Карла Вильгельма Кольбе

Искусствоведы относят офорты Карла Вильгельма Кольбе и к романтизму, и к классицизму, заостряя внимание на контексте биографии, особенностях исторического периода и учителях графика. Актуальность исследуемого вопроса подтверждается низкой степенью изученности всего художественного контекста, а кроме того, отсутствием внимания в научных исследованиях к сложностям стилевой принадлежности творчества Кольбе. При довольно скромной историографии (исключительно на немецком языке) о художнике сказано многое, однако не утверждено самого главного. Природа для Кольбе есть особая автономная и целостная субстанция, не принимающая в свой мир человека, а выступающая для него в качестве совершенного организма и дающая опыт чувственного переживания. Гипертрофированные лопухи и кусты создают совершенно оторванное от реальности пространство восточно-немецкой Аркадии. Амбивалентны также и его представления об античности: с одной стороны, обращение к мифологическим сценам свидетельствует об одобрении Просвещения, а с другой — наследие древних выступает здесь как средство обретения природной Аркадии, что вновь отсылает к его концепции прекрасного, имеющей натурфилософский подтекст. Характеристика образов природы и античности позволяет утвердить Кольбе как действительно пограничного художника между крупнейшими стилевыми парадигмами и помыслить интересующий период («Время Гёте» в Германии) в качестве самостоятельной эпохи.

Карина Красильникова (Эрмитаж). — Эдме Бушардон (1698–1762) — скульптор переходного периода. Проблема стиля

Доклад посвящен французскому скульптору Эдме Бушардону (1698–1762), работавшему в первой половине XVIII века. В его творчестве нашли отражение черты как искусства барокко, так и зарождающегося неоклассицизма. Наиболее полно эстетические воззрения Бушардона воплотились в скульптурных портретах современников и в фонтане «Времена года» на улице Гренель в Париже.