Русский / English
МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Российский институт истории искусств
Федеральное государственное бюджетное научно-исследовательское учреждение
Официальный сайт
Главная > Новости > Научная конференция «История искусства и память»

Научная конференция «История искусства и память»

В среду, 29 декабря, сектор изобразительных искусств и архитектуры провел научную конференцию «История искусства и память».

История искусства — это и научная дисциплина, и искусствоведение, и само историческое движение, и видоизменение искусства. Категория памяти активно обсуждается в современных науках, а также в культуре и идеологиях. Пограничной с историей искусства является проблема «политики памяти», связанная с вопросами скульптуры, архитектуры и памятников. Между тем память во всей многообразности связанных с ней вопросов, кажется, еще не была предметом разговора в кругу специалистов по изобразительному искусству — искусствоведы еще не анализировали собственную профессиональную память и мало или недостаточно говорили о памяти (или беспамятстве) самого искусства. Миф называет муз (искусства) дочерями памяти (Мнемозины), и актер до сих пор не может перевоплощаться в героя, не помня роли, а художник творить, не храня в памяти навыки и приемы. Так же как память, искусство продолжает запечатлевать события и лица и, напоминая о них, дарует им толику бессмертия. Всякое удачное произведение искусства остается памятником, а история искусства — самым важным, самым интересным, самым полным архивом памяти.

Конференция прошла онлайн.

ПРОГРАММА

И. Д. Чечот, заведующий сектором изобразительных искусств и архитектуры РИИИ и программы «История искусства» магистратуры «Арткритика» Факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета. — Вступительное слово

И. Вдовенко (РИИИ). — «Рабы Менона»: «Знание как припоминание» в театральной системе Клима и Анатолия Васильева

Образ раба Менона (персонажа платоновского диалога «Менон») становится заглавным для лекции, прочитанной Анатолием Васильевым во Вроцлаве в Театре-лаборатории Ежи Гротовского в конце апреля 1993 года и посвященной разнице между игровым и психологическим театром. В пьесе Клима «Отелло», написанной годом позже, тем же именем называется вообще актер. Насколько случайно этот образ актуализируется именно в это время, какая именно проблематика стоит за этой актуализацией, насколько понимание происходящего с «рабом Менона» разнится у Васильева и Клима и вообще соотносимо с тем, что мы видим у Платона? — вопросы, на которые мы пробуем поискать ответы.

А. Королев (РИИИ). — Искусство и память. После Хайдеггера

«Что значит мыслить» — один из наиболее обсуждаемых текстов Хайдеггера. Чтобы объяснить природу мышления, он опирается на миф о Мнемозине, матери Муз, тем самым включая тему «искусство и память» в один из ключевых дискурсов современности (хайдеггерианский). Цель доклада — рассмотреть возможности переноса темы «искусство и память» из философского дискурса в историю искусства.

А. Бобриков (РИИИ). — Постмодернизм и возможность памяти

Разные варианты постмодернизма, по мнению авторов журнала «October», имеют разные взаимоотношения с памятью: один из этих вариантов отрицает прошлое, историю, память в принципе, живя в вечно длящемся настоящем; другой — зациклен на памяти (в первую очередь индивидуальная память, но также и склад, архив, музей) как единственной реальности.

А. Смолянская (РИИИ). — Забытая галерея Дворца Республики в Берлине. Полиптих Вернера Тюбке «Человек — мера всех вещей»

Полиптих Вернера Тюбке, о котором пойдет речь в докладе, представляет собой сложный мир, полный художественных цитат и исторических аллюзий. Они замысловатым образом переплетаются друг с другом, так что за иносказательной формой мы забываем об идеологической ангажированности художника и главной теме работы — «мечтах коммунистов». Интерпретация триптиха проблематична также и потому, что живопись, созданная по заказу СЕПГ, потеряла свой первоначальный контекст: Дворец Республики был окончательно снесен в 2008 году. Представленные в нем некогда картины не сыграли заметной роли в дискурсе об искусстве второй половины XX века и были перенесены не в художественный, а в исторический музей в Берлине. В докладе будет предпринята попытка посмотреть на живопись Тюбке как на искусство памяти в контексте дискуссий об историческом наследии и опыта взаимодействия с ним в художественной культуре ГДР.

А. Косых (ЗДС). — Мнемозина в Пти-Бурбон: воплощение памяти в «Балете короля» Людовика XIII (1621, А. Боэссе, Р. Бордье, Д. Рабель)

Классический мир греческих и римских божеств, чудовищ и героев предстал в ежегодном королевском балете в зале Пти-Бурбон близ Лувра в карнавальную ночь 19 февраля 1621 года — облагороженный, политизированный, музыкальный, чувственный, танцевальный. Темой балета, который танцевали Людовик XIII и придворное общество, был миф о Аполлоне, — и Мнемозина, персонифицирующая в греческой мифологии мышление, ум и память, обрела здесь роскошный речитатив.

В докладе будет подробнее рассмотрена художественная работа создателей балета — композитора Антуана Боэссе, поэта Рене Бордье и живописца Даниэля Рабеля — в ситуации предшествующих музыкальных и поэтических экспериментов парижской Академии Баифа 1570–1584, создания музыки, размеренной в античной манере, культивирования придворного балета и собственного французского определения времени и памяти, принципиальной историчной осознанности античного наследия — отделяемого, не смешиваемого, приближаемого.

И. Чечот (РИИИ). — Память и забвение в работе искусствоведа

Речь пойдет о работе с произведением изобразительного искусства. Его искусствоведческий разбор, как правило, основан на активизации памяти исследователя, подбирающего так называемые аналогии: по теме, жанру, стилю и т. д. Чем больше помнишь сходного и контрастного, тем богаче должен получиться анализ. В то же время возрастающее количество обнаруженных сходств постепенно отнимает у произведения его оригинальность. В пределе произведение оказывается сходным со всеми другими произведениями как произведение искусства вообще или как артефакт, памятник культуры и цивилизации вообще. Противоядием для этого может выступить осознанное и неосознанное забвение аналогий. О его роли при активизации восприятия произведения как оригинального, даже единственного, пойдет речь в докладе на двух примерах из искусства XIX и XX века.