Русский / English
МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Российский институт истории искусств
Федеральное государственное бюджетное научно-исследовательское учреждение
Официальный сайт
Главная > Новости > В РИИИ установлен рояль C. Bechstein, принадлежавший семье Друскиных

В РИИИ установлен рояль C. Bechstein, принадлежавший семье Друскиных

16 июля 2018 года в Зеленом зале РИИИ установлен рояль C. Bechstein, принадлежавший семье Друскиных.

Это знаменательное событие стало возможным благодаря инициативе, энергии и усилиям ведущего научного сотрудника Российского института истории искусств, доктора искусствоведения, профессора, ученицы М. С. Друскина Людмилы Григорьевны Ковнацкой.

 

«Концертный рояль знаменитой, исторически одной из самых авторитетных немецких фирм Bechstein, которая начала производство своих инструментов со второй половины XIX века, принадлежал петербургской семье Друскиных. Вся жизнь семьи была самым тесным образом связана с Петербургом–Петроградом–Ленинградом, его культурой.

Семья Друскиных переехала жить в Санкт-Петербург в 1904 году. Отец, Семен Львович Друскин (1869–1934), врач по профессии, и мать, Елена Савельевна (1872–1963), в молодости служившая акушеркой, — стремились дать своим детям прекрасное образование, в том числе и музыкальное.

Их старший сын, Яков Семенович Друскин (1902–1980), — выдающийся философ-экзистенциалист, музыкант и математик, чьи философские труды, трактаты, эссе, дневники, литературоведческие и музыковедческие работы начали публиковать только с конца 1980-х годов, — вошел в историю литературы прежде всего как человек, спасший от уничтожения в годы блокады Ленинграда или ареста в советские годы архив своего близкого друга, ныне известного писателя Даниила Хармса, а также отдельные материалы других своих ближайших друзей — поэта Александра Введенского, писателя и философа Леонида Липавского. (Все они погибли: Николай Олейников арестован и расстрелян в 1937 году, в 1941 погиб на фронте Леонид Липавский, арестован и погиб Александр Введенский, арестован и умер в тюрьме в 1942 году Даниил Хармс.)

В 1929 году Я. С. Друскин закончил экстерном Ленинградскую консерваторию как пианист. В годы его обучения и был куплен этот концертный рояль Бехштейн (взамен пианино, на котором все трое детей учились играть). Об этом пишет в своих воспоминаниях о старшем брате Михаил Друскин. Яков Друскин играл на нем преимущественно музыку И. С. Баха. Играл своим близким друзьям. Публично он не выступал, потому что избрал образ жизни вне социума и всю жизнь прожил замкнуто. Но вокруг этого рояля и за ним с начала 1920-х годов собирались ныне легендарные люди, узкий круг друзей — Введенский, Хармс, Олейников и другие, известные как литературная группа “ОБЭРИУ” или “ЧИНАРИ” и под этими двумя названиями вошедшие в историю русской литературы. Следовательно, рояль стал неотъемлемым членом этой группы-легенды.

Старший брат, Яков, подарил рояль младшему брату, Михаилу.

Михаил Семенович Друскин (1905–1991) — выдающийся, всемирно известный ученый, пианист, педагог, автор трудов, по которым по сию пору учатся в консерваториях страны. Его труды переведены на многие иностранные языки.

С середины 1920-х годов Михаил Друскин учился в Ленинградской консерватории как пианист и с годами становился видной фигурой в ленинградской концертной жизни.

Он также был слушателем Высших курсов искусствознания при Институте истории искусств: по воспоминаниям ученого, сначала поступил на “словесный”, потом перешел на “музыкальный разряд”. Как пианист и композитор он (наряду с В. Маяковским, В. Хлебниковым, А. Кручёных, П. Филоновым и др.) активно участвовал в “концертах-выставках” и акциях “левого” искусства, проходивших в Зубовском институте на Исаакиевской площади, дом 5. В Белом зале института Друскин играл новые сочинения Д. Мийо (в четырехручном исполнении с Б. Асафьевым), В. Щербачева, И. Стравинского.

Вся творческая жизнь М. Друскина протекала с этим роялем. Когда в Ленинград с концертами приехал великий немецкий пианист и педагог Артур Шнабель, то среди выдающихся молодых пианистов консерватории он выбрал именно Михаила Друскина и пригласил его к себе в Берлин совершенствоваться фортепианному искусству.

По возвращении из Германии в 1932 году М. Друскин дал несколько исторически важных концертов (например, первое исполнение в России Фортепианного концерта Стравинского) и стал увлеченно заниматься музыкознанием.

Рояль пережил войну и дни блокады Ленинграда.

В течение более полувека преподавательской работы в консерватории М. С. Друскин играл на лекциях ту музыку (старинную, классическую, современную), о которой шла речь и вся работа над которой проходила дома, на Бехштейновском рояле. Мы, студентами собиравшиеся в доме нашего учителя, слушали его игру на этом рояле.

Со смертью Михаила Семеновича Друскина в 1991 году судьбу рояля, согласно его завещанию, должны были решить его сестра, Лидия Семеновна, и я.

Сестра братьев Друскиных, Лидия Семеновна Друскина (1911–2005), — физик, кандидат физико-математических наук, специалист в области физики кристаллов и ядерной физики; после смерти старшего брата посвятила свою жизнь работе над его наследием.

Рояль Бехштейн переехал с моей помощью, помощью моего покойного мужа физика А. М. Ковнацкого и моей аспирантки Ольги Манулкиной — ныне известного в стране и за рубежом арт-критика, педагога и ученого — в малогабаритную квартиру к Л. С. Друскиной. На нем она, словно следуя завету старшего брата, играла Баха. Играла до той поры, пока утрата зрения не стала препятствием этому.

Чем старше становилась Лидия Семеновна Друскина, тем острее меня тревожила судьба этого прекрасного инструмента, который, будучи концертным, располагался в тесной малогабаритной квартире.

В это же самое время Генеральный консул Ее Величества в Петербурге госпожа Барбара Хэй начала проводить с лета 2001 года примерно один раз в месяц музыкальные вечера в своей квартире в доме на Ковенском переулке (дом 21, квартира 6), а затем в резиденции на площади Пролетарской Диктатуры (дом 5). Эти вечера, программы которых мы с Барбарой разрабатывали вместе, привлекали наилучшие музыкальные силы Петербурга — солистов и ансамблевые группы.

И тогда у меня возникла мысль — предложить госпоже консулу прекрасный концертный рояль, отлично звучащий и имеющий благородную, исторически значимую петербургскую родословную. Рояль был перевезен, реставрирован и настроен с помощью искусного мастера. (Сейчас точную дату этого события назвать не смогу, но переехал рояль с новостройки на улице Верности на площадь Пролетарской Диктатуры, наверное, в 2002 году.)

У меня сохранились программки и фотографии едва ли не каждого из концертов цикла Barbara’s Home Concerts. В них главное место занимал рояль как солирующий и аккомпанирующий инструмент. Кроме того, выступали вокальные ансамбли, джазовые группы, пелись песни и канты Петровской эпохи. Сохранилась групповая фотография последнего музыкального концерта весной 2004 года: более ста петербургских музыкантов (!), а среди них — мировые знаменитости — пианисты, певцы, композиторы — расположились на лестнице консульства. У рояля, одного из героев петербургских музыкальных вечеров в Консульстве Ее Величества в Петербурге, разместить такое количество музыкантов не удалось.

Концертная жизнь этого Бехштейновского рояля продолжилась и при господине Джордже Эдгаре, который показал себя большим любителем и ценителем классического музыкального искусства. Так, к примеру, по случаю приезда в Петербург директора Фонда Бриттена-Пирса мистера Ричарда Джармена был устроен вечер у рояля — отрывки из опер Бенджамина Бриттена исполнялись с участием петербургских певцов и пианистов (сохранилось много фотографий этого вечера).

За годы пребывания в Консульстве рояль приобрел прекрасную концертную банкетку — под стать своему благородному происхождению и красивый элегантный чехол.

Сейчас, когда Консульство, к великому сожалению, закрылось, посол Ее Величества поддержал идею продлить жизнь этого замечательного инструмента в Петербурге, где он стал исторически значимым в длительный период с 1920-х до 2010-х годов. Институт с благодарностью принял концертный рояль.

Первый русский Институт истории искусств, основанный в 1912 году графом Валентином Зубовым в своем особняке на Исаакиевской площади (дом 5), где проходили годы учебы Михаила Друскина, куда на музыкальные собрания приходили в молодости Яков Друскин с друзьями на концерты авангардной современной музыки, — прекрасное и обоснованное место для концертного Бехштейна. “Малахитовый зал”, в котором проходят заседания Ученого совета, защиты диссертаций, конференции, симпозиумы, памятные собрания и концерты, будет замечательным местопроживанием рояля».

 

Людмила Ковнацкая

 

Доктор искусствоведения

Заслуженный деятель искусств РФ

Профессор Санкт-Петербургской государственной консерватории

Ведущий научный сотрудник Российского (Зубовского) института истории искусств

Член Союза композиторов РФ и Петербурга

Член Международного музыковедческого общества

Член редколлегии журналов TEMPO (Cambridge University press) и OPERA MUSICOLOGICA (Санкт-Петербургская консерватория)